April 2nd, 2015

two dogs

Крымский Томкэт

Оригинал взят у callmycow в К сведению котов
Взяв в 1855 году, после годичной осады, руины Севастополя, победители были охвачены чувствами голода, холода и глубокого удовлетворения. Голода, в первую очередь голода. Однажды капитан Уильям Гэйр (Captain William Gair of the 6th Dragoon Guards, i.e.the Carabiniers) заметил на куче мусора, подле двух тяжело раненных солдат, упитанного полосатого кота, грязного, но совершенно спокойного. Мышей и крыс в городе хватало, и уж кто-кто, а коты не голодали. Далее версии расходятся: по одной капитан приволок кота в офицерскую палатку и окружил лаской, за что кот ответил благодарностью; по другой – кот показался капитану завидной дичью. Так или иначе, следуя за котом, Гэйр нашёл заваленный щебнем подвал, а в нём – склад продовольствия. Тронутый капитан дал спасителю имя Том и забрал с собой в Англию, где тот и скончался на излёте следующего года. Но английская благодарность оказалась долговечнее. Том Севастопольский, он же Том Крымский, запечатлён не только в портрете, но и и в доподлинном чучеле, которое хранится … нет, не в мавзолее, а в RUSI – Королевском Объединённом Институте Оборонных Исследований (The Royal United Services Institute).


Я, конечно, понимаю, что кот и совесть – понятия малосовместные. При всей любви к котам. И всё-таки, коты! Имейте в виду. Родина… она и для кота родина

UPD Уточнение для желающих высказать Тому Севастопольскому всё желаемое:
Location: National Army Museum, Study collection
Object URL http://www.nam.ac.uk/online-collection/detail.php?acc=1958-02-27-1