萨萨 (fudao) wrote,
萨萨
fudao

Categories:
  • Music:

100 лет назад. Краснов и немцы.

Выполняя указания германского командования, полностью подконтрольная немцам Центральная рада в Киеве объявила «исконно украинскими» ряд пограничных с Украиной районов, чтобы таким образом создать претекст для дальнейшего продвижения германских и австро-венгерских войск в глубь страны. На помощь немцев сильно рассчитывали и белоказаки, у которых не хватало собственных сил для борьбы против большевиков. Именно в этот сложный для России момент, изганный казаками генерал Петр Краснов, скрывавшийся под немецкой (!) фамилией в станице Константиновской, вступает в тайные переговоры с германским командованием, предлагая создание нового марионеточного квазигосударства на Дону. Небезынтересно, что всего несколько месяцами ранее он сам сначала открыто объявил большевиков «немецкими агентами», а затем, после провала похода на Петроград дал «честное слово» не бороться с Советской властью.


Генерал фон Арним наблюдает за обстрелом Ростова-на-Дону. DeGolyer Library.

Через несколько дней после занятия Таганрога, 8 мая, кайзеровские войска вошли в Ростов-на-Дону. Три дня спустя в казачьей столице Дона — Новочеркасске — собрался так называемый «Круг спасения Дона». Несмотря на то, что представители донских белоказаков Брестского мира не признали и де-юре оставались в состоянии войны с Германией, на первом же заседании собрание казаков принимает решение открыто обратиться к германскому военному командованию с просьбой об оказании им помощи в борьбе с советской властью. 16 мая Круг спасения Дона выбрал войсковым атаманом немецкого агента генерала П.Н. Краснова, ставшего на путь предательства и национальной измены своему народу. В первом же приказе по войску походный атаман Краснов, в частности, заявил следующее относительно сотрудничества с оккупантами: «Вчерашний враг, австро-германцы, вошли в пределы Войска для борьбы в союзе с нами с бандами красногвардейцев и водворения на Дону полного порядка. Я требую, чтобы все воздержались от каких бы то ни было выходок по отношению к германским войскам и смотрели на них так же, как и на свои части».

Взамен германофил Краснов предлагал преференции немецким промышленникам и снабжение кайзеровских войск провиантом: «Всевеликое Войско Донское предоставляет Германской Империи право преимущественного вывоза избытков, за удовлетворением местных потребностей, хлеба, зерном и мукой, кожевенных товаров и сырья, шерсти, рыбных товаров, растительных и животных жиров и масла и изделий из них, табачных товаров и изделий, скота и лошадей...Кроме того, правительство Всевеликого войска Донского предоставляет германской промышленности особые льготы по помещению капиталов в донские предприятия, промышленные и торговые...». Одновременно с этим атаман санкционировал отмену на территори Дона как постановлений Временного правительства, так и декретов Совнаркома, упразднив 8-часовой рабочий день, положения о фабрично-заводских комитетах и советах старост, а также отменил контроль над производством.

Через два дня после избрания атаманом, П.Н. Краснов вступил в управление войском, и в тот же день направил своего адъютанта с собственноручными письмами на имя гетмана Скоропадского и императора Вильгельма II. В письме последнему атаман сообщал на немецком языке о своем избрании, а также о том, что Войско Донское не находилось в состоянии войны с Германией, просил признания Войска как самостоятельной республики вплоть до освобождения России от большевиков. В этом же документе он просил о помощи оружием, взамен чего предложил содействие в налаживании выгодных торговых отношений. О том, насколько отчаянным было положение белоказаков до прихода немцев можно судить по следующему высказыванию полковника Измайлова: «... ни оружия, ни боевых припасов у нас тогда не хватало... И мы жили только тем, что нам продавали немцы, да еще кое-какими трофеями, взятыми у противника. Стоило немцам уйти из-под Батайска — и Ростов, а затем и Новочеркасск были бы в тот же день задушены лавиной большевиков и песенка Дона была бы, что называется, спета».


Генерал Пётр Краснов.

Германское правительство не могло открыто поддержать Донское правительство, ввиду формально действовавшего мирного договора с Советской Россией, но было заинтересовано в том, чтобы максимально ослабить власть большевиков, поэтому им пришлось действовать исподтишка — снабжая армию генерала Краснова вооружением и провиантом. Только за первые полтора месяца немцы передали белоказакам больше двадцати вагонов с оружием: 11651 трехлинейных винтовок, 46 орудий, 88 пулеметов, 109104 артиллерийских снаряда и 11594721 патрон. Также при посредничестве Краснова оружие регулярно поставлялось и белогвардейской Добрармии, формально объявившей о войне «до победного конца» против Германии. Донской атаман постоянно обижался на добровольцев за то, что они его называли «немецкой проституткой» и сам называл их «сутенерами».

Суть взаимоотношений «немца» Краснова с германским военным командованием хорошо охарактеризовал ростовский журналист и историк Сергей Кисин: «...атаман уже волюнтаристски не просто признавал поражение России, но и предлагал врагу начать торговлю. Причем с размахом — 1 немецкая марка была приравнена к 75 донским копейкам. За 1 русскую винтовку с 30 патронами тевтоны требовали пуд зерна. Пшеницы на Дону было выше крыши, оружия же не хватало — старые арсеналы растащили и белые и красные. Германцам это вообще ничего не стоило – до отказа забитые военные склады Юго-Западного фронта на Украине у капитулировавшей армии достались им даром, зато получалась хорошая возможность бесплатно кормить Второй рейх русской пшеницей за русские же винтовки, чтобы они стреляли в русский же народ. Тройная выгода. Рейхсвер с энтузиазмом пошел на сотрудничество».

Все это время советское руководство пыталось найти выход из завязавшегося «украинского узла». 23 мая в Киеве начала работу мирная конференция представителей РСФСР и украинского «гетманского» правительства. Председатель украинской делегации представил советской делегации заявления целого ряда новоиспеченных и никем не признанных «правительств» (в том числе и Дона), не желающих более оставаться в составе России. Немцы же не только не возражали против подобных заявлений, но активно заигрывали с подобными «правительствами», используя их формально объявленные планы на «самоопределение» для установления германского контроля над данными территориями...


Tags: 1918
Subscribe

Posts from This Journal “1918” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment