fudao

Listens: David Bowie - Scary Monsters ...

Categories:

Таганрог туристический, 1863 г.

«Сколько разного рода неудобств испытывает путник от задержания его донскими гирлами в Таганроге. Не только тот, кто спешит куда-нибудь по должности, по делу, для определенной цели, но даже и тому, кто путешествует con amore, из любви путешествовать, останавливаться в каком бы то ни было уездном и даже в губернском городе, исключая немногих, может быть, городов пяти, шести в России, — хоть бы на одну минуту есть истинное божеское наказание. Ибо всем и каждому известно, что ни один русский город, кроме немногих, о которых я упомянул, не может ничем развлечь путешественника во время краткого его в нем пребывания; во-вторых, всякий путник, вступая в какой бы ни было город, имеет всегда более или менее ясное предчувствие, — которое его никогда почти и не обманывает, — что он вступает в западню, где только того и ждут, чтобы какой-нибудь милый дружок попался, а уж его тут обделают, относительно кармана, самым немилосердным образом. И обделают, в-третьих, неприятнейшим образом, не доставив не то, что малейшего удовольствия, а даже ни малейшего удовлетворения за взятые деньги. 

Литография этого времени из нашей коллекции.
Литография этого времени из нашей коллекции.

Помещение вам дадут в гостинице прегадкое, какие бы деньги с вас ни взяли за него, — накормят скверно и в довершение всего сделают еще какую-нибудь неприятность. Высказываем мы все это теперь не потому, впрочем, чтобы у вас что-нибудь особенно лежало на душе относительно Таганрога, а потому что нужно показать обществу донского пароходства, сколько злостраданий выносит от него путешественник. 

Что касается до Таганрога, то он ничего... город, как и другие, хорош уже тем, что мог бы быть гораздо хуже, хотя, правду сказать, Таганрогу, как городу портовому и градоначальству, не мешало бы и теперь смотреть получше других городов и иметь по крайней мере порядочную пристань, чтобы не высаживать пассажиров чуть не на веревках, а во-вторых, и гостиницы иметь хоть и не вполне чистые, — зачем? этим можно русских людей избаловать, — но по крайней мере не в такой мере не в такой мере грязные, как грязны они теперь. Грязь наших гостиниц, дурное продовольствие в них, разные озлобления в них, претерпеваются путешественником, делают их очень похожими на места одиночного заключения. Замечательно, что как будто в довершение этого сходства вы редко где найдете гостиницу, где выписывали хоть бы какую-нибудь газету! Судя по всей обстановке гостиниц, можно подумать, что содержатели нарочно изыскивают все средства, чтобы сделать положение путешественника как можно более неприятным, навести на него возможно большую скуку. В подобном роде была гостиница, в которой я пребывал в ожидании парохода в Таганроге; называется она, помнится, Эллада. Ночевал я в ней, утром раза три съездил на пристань понаведаться: нет ли надежды на благоприятную перемену ветра? — Надежды не оказалось, — надобно было отправиться хлопотать о подорожной. 

Из Таганрога я прибыл в Ростов почти что благополучно. Я говорю почти что — потому , что на последней станции под самым Ростовом выпала гайка, спало заднее колесо и я выпал из телеги. Но падение не сопровождалось никакими последствиями, потому я отношу его к обстоятельствам незначительным, очень нередким на наших дорогах... » 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.