fudao

Listens: Rolling Stones - Let It Bleed

Category:

Письма «английского туриста» из Крыма (1856 г.)

В марте 1856 года в Париже состоялось подписание мирного договора, положившего конец Крымской войне. С этого момента некогда непримиримые на поле боя противники начали общаться, совершать визиты в лагерь противника, обмениваться сувенирами, участвовать в дружеских соревнованиях. О многих таких эпизодах рассказывается на страницах книги «Крымская война на Азовском море».  

Предлагаем перевод небольшой заметки из британской прессы

Феодосия, 6 мая. — Поездка назад из Керчи была очень приятной, всю дорогу меня сопровождал казачий эскорт. Мне предоставили еду и ночлег, за которые не требовалось платить. По-прежнему стоит прекрасная погода. Здесь проходят карантин около 130 судов, но установить сколько из них наши мне не удалось. Пока что мне удалось насчитать только четыре. Я собрался отправиться в Таганрог на борту «Пола Джонса», чей карантинный термин уже подходил к концу, и получил разрешение от весьма любезного коменданта; продал свою лошадь по той же цене, по которой купил, хотя она стоила больше, чтобы быть готовым выехать при первой же возможности. Позднее, к моему большому неудовольствию, карантинные служащие меня не выпустили. Около 20 судов ушло, чтобы зайти в Керченский порт на ордер, а уже оттуда отправиться напрямую на погрузку в таганрогском Карантине. 
Феодосия. Рисунок Пьер-Эжена Грансира, 1856 г. Из личного архива нашей редакции.
Феодосия. Рисунок Пьер-Эжена Грансира, 1856 г. Из личного архива нашей редакции.
Симферополь, 9 мая. — поскольку выехать из Феодосии не удавалось ни с разрешением, ни без него, я принял решение прибыть сюда, и отправился на почтовых вместе с Морисом – керченским и константинопольским купцом, капитаном Тьерри, а также русским офицером. Последний любезно сопроводил меня к губернатору, от которого я узнал о том, что только что пришёл приказ об отмене карантина на время пребывания союзников в Крыму. Поэтому я получил все необходимые документы, и теперь вне всяких сомнений у меня получится выехать без дальнейших затруднений. Завтра ранним утром я отправлюсь на почтовых лошадях назад в Феодосию, и рассчитываю отплыть оттуда на борту «Ариосто». Погода по-прежнему великолепная, поездка сюда была прекрасная, но арба ужасно подпрыгивала на ходу. Здесь много птиц, но рассмотреть их не было времени; часть яиц, купленных у татар, разбилась из-за тряски во время езды. Один офицер доставит моё послание в Балаклаву.

Каффа, 12 мая. — с почтовыми лошадьми вышла задержка, поскольку в настоящее время на них большой спрос, и мне удалось добраться сюда только вчера во второй половине дня, принеся с собой новость об упразднении карантина. Ни один парусник не может выйти в море из-за встречного ветра, но я надеюсь на то, что это не надолго. Я совсем невысокого мнения о здешних чиновниках. Тем не менее, я надеюсь, что судовые бумаги «Ариосто» будут оформлены в порту вне очереди, так как я хочу добраться на её борту в Таганрог, куда, конечно же, направляются все суда за грузом, что вызовет полную неразбериху — при попутном ветре мне удастся быть в Таганроге через день или полтора, в то время как сухопутным путём на это уйдёт восемь дней. Я считаю, что у меня получилось очень неплохо благодаря тому приказу, что я доставил. В противном случае карантин затянулся бы ещё на один или два дня. Погода переменилась, и пошёл дождь. Говорят, что сейчас здесь 200 судов из тех 240, что сюда прибыли в этом году. Большинство стоят под английским, мекленбургским и греческим флагами; французских совсем немного.

13 мая. — «Ариосто» станет одним из первых английских судов, прошедших очистку. Сегодня ночью я уже буду на его борту. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.