萨萨 (fudao) wrote,
萨萨
fudao

Categories:
  • Mood:

Антикризисные рецепты Евгения Примакова

Шесть предложений главы Торгово-промышленной палаты Российской Федерации



В тяжелейшем сентябре 98-го ставший премьером Евгений Примаков сумел уже один раз - вместе с вице-премьером и другом Юрием Маслюковым - вытянуть буквально за уши из кризиса страну, которую бывшие тогда в силе и фаворе демократы-либералы приготовились пустить за долги с молотка. Каково же сегодня его мнение о том, «как жить дальше»?

Евгений Примаков, как глава Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, прекрасно представляет себе интересы бизнеса – интересы, не противоречащие интересам общества, как обязательно сам подчеркивает. Вот с этой позиции он и рассматривает проблему кризиса. Поднять падающую экономику, «раскрутить» ее, максимально обеспечить одновременно социальные гарантии - в сущности, это и значит выйти из кризиса. Но как это сделать? У Евгения Примакова есть шесть предложений.

…Мы радовались, как много нефтедолларов попадает в российскую копилку, и прозевали: наши компании умудрились назанимать за последние годы в западных банках 450 миллиардов долларов. Почему залезали в западный карман, понятно, там кредиты дешевле. Денег-то у нас и вне неприкосновенного Стабфонда много было, да Алексей Кудрин изо всех сил вкладывал их в западные ценные бумаги вместо того, чтобы пускать «в работу» у себя дома. Вот, в итоге, в нашем Отечестве кредиты и стали очень дорогими. Теперь и те западные ценные бумаги почти ничего не стоят, и одолженные денежки надо отдавать, а в условиях кризиса, когда каждая копейка ценится, цифра в 450 миллиардов долларов выглядит более чем серьезно. Правительство России выделило уже 50 миллиардов на покрытие внешнего корпоративного долга. Не даром, конечно, выделило, только радости от этого мало: часть должников гарантированно «не доживет» до конца кризиса, и - плакали наши денежки, придется их списывать государству, как убытки. А в следующем году надо будет вернуть зарубежным ростовщикам уже 160 миллиардов долларов! И вряд ли они согласятся на рассрочки-отсрочки. Каждый спасается в одиночку.

Но платить нужно, считает Евгений Примаков, хотя наши валютные запасы и тают, как снег под солнцем. Нужно платить деньгами, потому что нельзя допустить дефолта и нельзя покрывать кредиты и займы за счет акций наших предприятий-должников. Акции эти стоят сегодня всего ничего, и западные министры-капиталисты, таким образом, за бесценок получат нашу собственность, которая после кризиса будет стоить в сотни раз дороже.

Что делать? Повысить личную ответственность руководства крупных банков и сырьевых компаний за выплату зарубежной задолженности.
Бить по рукам за попытки хитрить, привычно лукавить, отводить дополнительные финансовые «ручейки» для собственного избыточного потребления. «В интересах всего предпринимательства, всей экономики, российского общества в целом следовало бы создать в таких компаниях на время кризиса наблюдательные советы с участием правительственных чиновников, и, скажем, Счетной палаты РФ, Госдумы с правом вето на любые решения, которые противоречат мобилизации их финансовых средств на погашение внешних долгов», - считает Евгений Примаков. И – никаких государственных субсидий «в виде исключения» таким компаниям, поддерживать их нужно только в случае действительной необходимости, и точка.

Если нынешняя горькая наука пойдет впрок, то, глядишь, больше уже никогда западные банки не будут основным источником финансирования нашего бизнеса. Что из этого следует?

А следует, подчеркивает Евгений Примаков, одно: надо укрепить российскую кредитно-банковскую систему, причем укреплять не четыре основных банка, как до сего дня было, но все.
Укрепить – и беспощадно контролировать во время кризиса. Ведь что получилось недавно? Нынешний общий экономический кризис начался в октябре с кризиса финансового: бизнесмены перестали доверять друг другу, банки, опасаясь, что клиенты не вернут деньги, перестали кредитовать работу компаний. И так пошло по всей цепочке. Правительство, чтобы пробить этот тромб, этот коллапс недоверия, дало основным банкам пару триллионов рублей. Под несколько процентов годовых. Ну и радуйся, что тебе с неба упали незаработанные деньги, набавь пару своих процентов «навара» - и давай кредиты экономике. Нет, наши, щеголяющие сегодня своей цивилизованностью банкиры, вспомнив, видимо, свое недавнее прошлое, поступили, как «настоящие пацаны»: мигом превратили большую часть рублей в доллары и загнали их за рубеж, на «черный день», так сказать. А остальные деньги стали давать в кредит, набросив своих не 2-3, а 15-20-25 процентов.

Мило, правда? То есть, в сущности, экономика наша ожидаемых кредитов, а уж, тем более, не космически дорогих, почти и не увидела. В.Путин, правда, постучал кулаком по столу, депутаты, слово за слово, тоже по столу - и пару законов срочно приняли, кредитов стало больше. Но все равно они не дешевые.

«Способствовать выправлению положения призвано назначение представителей Банка России в коммерческие банки с правом контроля за использованием государственных средств. С этим ни в коем случае медлить нельзя», - констатирует Евгений Примаков.
А что возразишь? С «пацанским подходом» кризиса мы не переживем; труженики калькулятора и процентной ставки должны понять, что, если им государство по дешевке дает огромные народные средства, то не для того, чтобы их прикарманивать. Выступать они в этот момент должны, прежде всего, как агенты государства, его помощники в борьбе с кризисом. Не могут понять - надо вдалбливать им это любым способом, хоть как в детстве, крапивой, но – вбивать. Кризис-то уже не у ворот, он уже на нашем дворе хозяйничает. По мнению Е.Примакова, нормальным было бы сейчас фиксировать и процентные ставки – те, «по которым банки получают государственные средства», и те, по которым «потом кредитуют этими средствами предприятия реального сектора». И это – второй рецепт от Примакова.

Мир пережил множество кризисов, накопленный опыт свидетельствует: время трудностей - это также время инициативы и неординарных решений. Многие знаменитые ныне фирмы, столпы рыночной экономики появились на свет в период депрессий - как отчаянная попытка что-то сделать, изменить. То есть выход из кризиса легче дается той стране, где удается совершить научно-технический прорыв. В приложении к России, в которой буйных и умных неординарных голов, ищущих себе применение, на порядок больше, чем в той же скучной Европе, это означает необходимость обратить внимание на инновационное развитие. Обратить на деле, а не на словах. Потому что дел до недавнего времени было меньше, чем рассуждений. Евгений Примаков приводит пример: два года назад на бюджетные средства была создана «Российская венчурная компания» с капиталом более 28 миллиардов рублей. Должна была эта компания способствовать инвестированию в высокотехнологичные, наукоемкие сектора экономики. Способствовала, да не поспешая: удосужилась создать лишь два фонда с условным капиталом в 3 миллиарда рублей. Гора родила даже не мышь... Будем и в кризис так себя вести – утонем вполне заслуженно. «Переломить обстановку могут радикальные налоговые новации, - полагает Евгений Примаков. – Сегодня к ним трудно отнести заявленное снижение на 4 процента налога на прибыль, когда в стране уже более половины предприятий просто убыточные. В первую очередь, необходимо понижение ставок и совершенствование администрирования НДС. До сих пор не рассмотрен во втором чтении разработанный при участии ТПП России законопроект об особом налоговом режиме для бизнеса, работающего в области высоких технологий».

По мнению Евгения Примакова, правильным было решение правительства создать на федеральном уровне и в регионах систему господдержки, охватывающую 1500 предприятий, создающих 80 процентов ВВП.
Кто-то может назвать этот «Список Путина» совершенно нерыночным, и будет сильно прав. Ну, и что? Когда лодку заливает, вычерпывают воду не только ведром, но и шляпой – лишь бы на дно не пойти. А уж на берегу можно поспорить, верно ли поступали. Та же цитадель рынка, Соединенные Штаты, без сомнений переходят сейчас, где только можно, на «ручное управление» экономикой, национализирует предприятия и не спрашивает, по Адаму ли Смиту это или совсем уж по Карлу Марксу.

Но меру эту Евгений Примаков считает крайне необходимым дополнить не показушной, а полноценной борьбой с коррупцией, рейдерством, экономическими преступлениями – без этого есть огромный риск свалиться в хаос и беззаконие ельцинских девяностых. «Я бы выделил острую проблему государственных закупок, - говорит Евгений Примаков. - За три года число участников обязательных торгов сократилось в среднем на 20 процентов, и в 4 раза выросло количество контрактов с единственным исполнителем, а рост цен на рынке госзакупок значительно опережает рост цен в потребительском и кооперативном секторах». То есть организация дел с госзакупками предельно плоха и несправедлива, откровенно пронизана коррупционными метастазами. Это и само по себе худо, и особенно плохо в кризисный период, потому что найти заказчика на свою продукцию в это время - все равно, что звездочку с неба достать. И только государство в такой ситуации имеет какие-то ресурсы, может стимулировать производство, развивая закупки. А тут - блат, коррупция, связи, и вот уже заказ и деньги достаются совсем не тому, кто что-то может делать, а тому, кто что-то даст. В области контроля закупок ТПП РФ большой специалист: вот уже несколько лет независимые экспертные организации при центральной и территориальных палатах проводят экспертизу продовольствия и обмундирования, поставляемых Минобороны, а теперь – МВД и МЧС. Сейчас ситуация уже почти нормальная, а когда начинали экспертизу, до 70 с лишним процентов поставок браковали – то есть, это были никуда не годные товары, которые попадали в армию только благодаря взяткам и «откатам».

Евгений Примаков предлагает ввести обязательную независимую экспертизу госзаказов, если сумма контрактов превышает 50 миллионов рублей.
В кризисный период особую роль, уверен Евгений Примаков, могут сыграть общественные работы. Они должны быть нацелены не только на смягчение проблемы занятости, но и на решение таких злободневных вопросов, как строительство дорог, мостов, полной газификации страны. Кому-то это может напомнить общественные работы времен великой американской депрессии, кому-то, глядишь, даже Германию 30-ых годов. И что с того? Дороги были построены прекрасные. Важно, что в безысходной ситуации люди и нужное дело делали, и кусок хлеба имели.

Года три назад один наш небедный соотечественник, оперившийся за недлительный период пребывания на высоком правительственном посту в девяностые годы, отреагировал на предложение отменить плоскую шкалу налогообложения резко и показательно: «Плоский налог – это идеал справедливости, все платят по 13 процентов. Но наш народ и алчный, и завистливый. Ему бы только отнять у нас да поделить. Не всем же быть богатыми». Да, на всех серьезной правительственной должности на месяц-другой, конечно, не хватит. Но считать плоский налог верхом справедливости все же не надо.

Вряд ли равны женщина, платящая 1300 рублей с 10000, заработанных метлой во дворе, и олигарх, заплативший с заработанного для него миллиарда 130 миллионов долларов.
Для женщины 1300 рублей – шанс купить себе еще что-то из еды, для олигарха 130 миллионов – возможность приобрести очередную, по сути, ненужную яхту. Плоский 13-процентный налог ввели для того, чтобы тот же олигарх не прятал свои доходы и не числился бы, ездя на авто за миллион долларов, человеком, заработавшим за год всего лишь на пару туфель – в девяностые бывали «казусы» и похлеще. С тех пор худо-бедно, а контроль в государстве организовали, можно было бы переходить, как во всем мире, на прогрессивную шкалу налогообложения. Потому что плоская применяется всего в нескольких странах, в остальных заработавший миллиард долларов выкладывает, как миленький, в доход государству и 40, и 60, 80 процентов – и это называется перераспределением доходов, одной из гарантий социального мира и ликвидации позорной нищеты.

Евгений Примаков призывает как можно скорее отказаться от плоской шкалы, установив, естественно, достаточно высокую границу доходов, с которых взимается минимум, и резко подняв налогообложение сверхдоходов. Вот его слова: «Далеко не социально ориентированное государство - Великобритания - в качестве одной из антикризисных мер намеревается увеличить с 40 до 45 процентов подоходный налог для тех, кто в год зарабатывает сумму не меньшую, чем 223 тысячи долларов. Такое же направление налоговой практики принимают в США. Необходимо подумать об этом и нам, особенно в кризисный период».

Малый бизнес, естественно, не имеет такого жирка, как крупные компании, и вымирать в кризис начинает весьма активно, если ему не помочь выстоять.
А помогать надо хотя бы уже потому, что именно малый и средний бизнес способны противостоять кризисной чуме – безработице. Способны, потому что у малых накладные расходы – кот наплакал, он в каждой рыночной щели свой небольшой доход найдет. Но если его сегодня стричь налогами – он умрет моментально, потому что, повторю, сейчас живет он по принципу: будет день – будет пища. Что предлагает Евгений Примаков? «Как минимум, ускорить решение вопроса, который многократно поднимался ТПП России, об увеличении до 100 миллионов рублей предельного объема годового оборота, дающего право предприятиям работать по упрощенной схеме налогообложения, - вот его рецепт. - Добиваться, чтобы региональные власти снижали ставку единого налога при использовании упрощенной системы налогообложения до 5 процентов». Такая возможность была узаконена Госдумой 21 ноября 2008-го, но местные власти делают пока обычно вид, что видеть не видели, слышать не слыхивали о решении депутатов. Кроме того, надо «не просто на словах поддерживать, но добиваться введения отсрочек и налоговых каникул для малых предприятий, выделять целевые финансовые ресурсов для кредитования микрофинансовых компаний».

В рецептах и предложениях Евгения Примакова нет ничего экстраординарного, все понятно и выполнимо. Это - направления, по которым следует двинуться незамедлительно.
Программа выхода из кризиса в стране пока только-только формируется, хоть у нас часто утверждают, что уже завтра шапками кризис забросаем. Неправда. До сих пор не ясны основные причины кризиса и даже примерно не определяется его глубина и продолжительность. Пока все это не станет ясно, гарантировать победу - не с экрана телевизора, а на деле - не рискнет никто. И Евгений Примаков, как разумный человек, безусловно, тоже.

источник: http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/antikrizisnie_recepti_evgeniya_primakova_2008-12-26.htm
Tags: Примаков, кризис, мнение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments